Корреспонденты АиФ.ru воссоздали историю красноармейца со знаменитых немецких фото до и после его расстрела в июне 41-го.

Фото из немецких архивов: солдата Королькова ведут на расстрел

Дочери казненного гитлеровцами защитника Мурманска сейчас 73 года. Нина Королькова, по мужу – Крылова, родилась в сороковом году, отца «помнит» по рассказам матери. Неделю назад она узнала, что его останки найдены поисковиками и увидела фото расстрела, оставшиеся в немецких архивах. На известных исторических фото Корольков – тот, что в шинели.

Дочери казненного гитлеровцами защитника Мурманска сейчас 73 года. Фото Галины Ермолаевой

Дочери казненного гитлеровцами защитника Мурманска сейчас 73 года. Фото Галины Ермолаевой

«Похоронка» пришла в разгар сенокоса

Развернувшаяся в соцсетях и форумах кампания по поиску родственников владельца расшифрованного медальона с именем Королькова дала мгновенный результат. В деревню Болотово Тверской области, за сто километров от райцентра, весть о находке дошла, несмотря на отсутствие интернета и развернувшийся сенокос. Информацию о Королькове привезла глава местного сельсовета Юлия Рыжова, аккуратно записавшая карандашом в блокнот все, что узнала в архиве Андреапольского райцентра. В Болотове живет 73-летняя дочь найденного мурманскими поисковиками солдата. Семья у него большая – домохозяйства потомков «солдата в шинели» разбросаны по нескольким деревням.

В самом райцентре на призыв СМИ о поиске родственников Королькова откликнулась жительница Мария Богданова – вспомнила, как в августе 41-го ехала из Кировска с его женой Екатериной в эвакуацию в Удмуртию. Кроме дочери, у Екатерины на руках был пятимесячный сын. В эвакуации мальчик не выжил.

В предвоенные годы жители Тверской области уезжали в сторону севера на заработки. Корольков с женой Екатериной перебрался в Мурманскую область, где в Кировске работал на антрацитовом руднике. Оттуда ушел добровольцем на фронт, оставив дома жену с маленькими детьми.

«В военкомате сообщили, что отец пропал без вести»

Корреспондент АиФ.ru встретилась с дочерью расстрелянного гитлеровцами красноармейца Ниной Крыловой и узнала, что происходило с семьей после его гибели.

Тёща Королькова после войны рассказывала внукам, что Великая Отечественная забрала у нее четырех зятьев и сына – никто из них с фронта не вернулся. «Не помню его – мне было полтора года, когда отец ушел на войну. Но хорошо знаю отца по рассказам матери. Она любила своего мужа, замуж больше не вышла. После войны мы жили вдвоем», – неторопливо рассказывает Нина Крылова.

В последнем письме с фронта Сергей Корольков сообщал, что его с однополчанами отправляют в Норвегию. Потом писем долго не было – и через некоторое время Екатерина Королькова получила «похоронку» с известием, что муж пропал без вести.

«Все это время, 72 года, я считала, что отец утонул, − продолжает Нина Крылова. – Когда в нашу деревню возвращались с фронта бойцы, они рассказывали о встреченных на фронте земляках. Обо всех, кроме отца. Тогда мы с мамой поняли, что ждать бесполезно».

«Война отняла не только отца, но и брата»

В эвакуацию Екатерина Королькова ехала с детьми и сестрой мужа Александрой Корольковой. Там женщины прожили до конца войны.

«Выходить братика Сашу в военных условиях было тяжело. Он умер, не прожив и года. После эвакуации мы вернулись в Кировск, и я пошла в первый класс. Но мама тяжело заболела. Пришлось переехать в деревню Ноздрино, где жили мамины родители и сестра с семьей. Мама устроилась работать в колхоз, а я пошла в школу», – говорит Нина Крылова.

В 1946-м Екатерина Королькова, несмотря на полученную «похоронку» и отсутствие вестей о муже, обратилась в районный комиссариат, надеясь получить какие-то сведения. В военкомате ей ответили то, что она знала с начала войны, – Сергей пропал без вести. С этого момента искать мужа Екатерина перестала. Но всю жизнь ждала, что, пропавший без вести, он жив, что сам разыщет семью и постучит в дверь. Екатерина Королькова умерла от сердечной недостаточности на 73-м году жизни. Ее могила находится в поселке Русанове, недалеко от захиревшей со временем и исчезнувшей деревни Ноздрино.

В 1946-м Екатерина Королькова обратилась в районный комиссариат, надеясь получить сведения о муже. Фото с сайта «Блокгауз»

Дочь Нина вышла замуж, построила с мужем новый дом, вырастила шестерых детей. Долгое время работала дояркой на ферме в Ноздрино. Когда в деревне осталось три дома, семья Крыловых перебралась в более перспективное Болотово. Тридцать лет назад ее мужа Василия убило упавшим деревом – как и мать, Нина осталась вдовой. Сегодня в деревне ее имя знает каждый житель: Нина Крылова награждена значком «Слава матери». Единственный сын Крыловых Александр назван в память об умершем в годы войны брате.

Дочь Нина найденного поисковиками красноармейца (в центре). Фото из семейного архива

Смертный медальон – как письмо с фронта

Нина Крылова дождалась «похоронки», опоздавшей на 70 лет. Смертный медальон советского бойца Сергея Королькова и анкета, заполненная его рукой, – как письмо с фронта. Дочь хочет, чтобы останки отца захоронили рядом с могилой матери.

 

Потомки красноармейца Королькова на могиле его жены. Фото из семейного архива

Администрация Андреапольского района готова помочь с организацией поездки членов семьи в Мурманск. «И до Москвы машину найдем, если нужно, – говорит заведующая архивным отделом администрации Андреапольского района Тверской области Нина Баранник, которая лично занималась поиском родных красноармейца и рада за Крыловых как за себя. – Но не знаю, решатся ли они отправиться в такую даль. Нужно понимать психологию сельских людей. Они сейчас в некоторой растерянности и нерешительности. Большинство членов этой семьи дальше райцентра никуда не выбирались. Им нужно дать немного времени, известие слишком неожиданно».

В качестве альтернативы мурманские поисковики предлагают погребение останков найденных красноармейцев в воинских братских захоронениях Мурманска. Так или иначе, и администрация Андреапольского района, и нашедшие бойцов поисковики Александр Поручиков и Николай Грищенко, ждут решения семьи.

Членский билет Королькова, найденный поисковиками вместе с останками красноармейца. Фото с сайта «Блокгауз»

Расстрел на высоте

Как ранее писал АиФ.ru, мурманские поисковики обнаружили тела советских военнопленных − тех, фотографии чьего расстрела из немецких архивов разошлись по всему миру. Знаменитые снимки опубликованы в книгах и альбомах, посвященных Второй мировой войне. До сегодняшнего дня никто не знал ни места событий, ни имен погибших красноармейцев.

Фото из немецких архивов: расстрел защитников Мурманска. Сергей Корольков — справа. Фото с сайта «Блокгауз»

В июне группа российских историков и краеведов реконструировала события 1941 года в Заполярье, повторив маршрут 2-й горнострелковой дивизии Вермахта на реку Титовку. Группа в обмундировании времен Великой отечественной войны прошагала 80 километров и в последний день пути оказалась на предполагаемом месте казни советских военнопленных.

Тот факт, что казнь бойцов зафиксирована на фото и сохранена в архивах, делает находку мурманских поисковиков уникальной. «Действительно, очень редко бывает, что полевая работа соотнесена с архивными документами. Можно считать, что теперь завершен отдельный военный эпизод, история двух человеческих судеб», – пояснил корреспонденту АиФ.ru военный историк Дмитрий Дулич, несколько лет занимавшийся поиском места расстрела.

Географически «место с фотографий» находится в предгорье хребта Муста-Тунтури на высоте «122». Приехавшие на место поисковики Александр Поручиков и Николай Грищенко через два дня нашли останки бойцов, расстрелянных здесь в первые дни войны в 41-м. В жетоне одного из них была найдена анкета с именем уроженца Тверской области Сергея Королькова.

 

Сохранить

Комментарии   

# RE: «Похоронка» через 70 лет. Дочь солдата увидела гибель отца на войне в 41-мВиталий Суворов 11.07.2017 10:25
70 ЛЕТ ДО ВСТРЕЧИ Внук нашел деда-героя, погибшего во время войны, впервые участвуя в раскопках. На Россошинском Военно-мемориальном кладбище, в индивидуальной могиле торжественно перезахоронен погибший семидесятилетие назад боец. 26 октября во время поисковых раскопок на территории Орловского поселения отрядом «Волга» были обнаружены останки трех бойцов Красной Армии. Имя одного из них удалось установить по солдатскому медальону с надписью: «Новиков Леонтий Григорьевич, 1909 г. р. Даниловский РВК, Сталинградская область. Жена — Мария Николаевна». Среди участников поисковых работ был и родной внук бойца. Пытаясь разыскать дедушку он заинтересовался работой поисковиков, познакомился с ребятами и решил принять участие в их деятельности. Надеясь, быть может когда-нибудь найти своего предка, как находят многих и многих людей. — Мы выехали для разведки, — рассказывает Дмитрий Шацкий. — Случайно увидели останки на поверхности земли. Так нашли троих солдат и медальон, немецкий патрон. Подумали, что в нем могут быть данные, но открывать в полевых условиях не стали. Я уже был дома, когда позвонили ребята. Спросили: «Как звали бабушку?». Я ответил: «Мария Николаевна». До сих пор с трудом верю в случившееся. Да, в патроне находилась записка: «Маша, чувствую, мне не быть живым. Воспитай детей. Прости, если что-то было не так у нас. Прощай». И сам медальон с данными Леонтия Григорьевича Новикова.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

При оформлении заявки на похороны прощальные залы предоставляются бесплатно. Харон | Хорос Усть-Илимск